Грани жизни

Возможна ли нравственность, независимая от религии?

Религия и медицина в своем историческом развитии были неразрывно взаимосвязаны своими исходными моральными ценностями, пониманием сути жизни человека, его страданий и милосердного отношения к страдающему. Этика Гиппократа и сложившаяся более чем на полтысячелетия позднее христианская этика стали формами наивысшего выражения моральных ценностей и норм человека вообще и человека, занятого врачеванием. Появление и противоборство светской этики с христианской началось в явной форме с эпохи Возрождения и продолжается до настоящего времени. В основе каждой этической концепции лежит свое миропонимание, свое мировидение и это определяет понимание проблем свободы человека, блага, зла, ответственности, долга и многих других. Попыткой совмещения, некоего компромисса в решении этических проблем стала современная биоэтика. Но эта попытка дала в результате скорее новое дискуссионное поле для обсуждения этических, философско-антропологических, социально-философских и других проблем, связанных с проблемой жизни человека.

2017 08 08 193242В 2010 году ИФРАН и международный фонд «Знание» провели открытый конкурс философских сочинений (трактатов) на тему «Возможна ли нравственность, независимая от религии?». Организаторы конкурса отмечали: «В конце XIX века профессор Берлинского университета Г. Гижицкий от имени журнала «За этическую культуру» обратился к Льву Николаевичу Толстому с просьбой ответить на вопросы «Что такое религия?» и «Возможна ли нравственность, независимая от религии?». Эти вопросы Толстой нашел очень точными и важными и откликнулся на них трактатом «Религия и нравственность» (1893 г.). Они сохраняют свою теоретическую и практическую актуальность до настоящего времени. В особенности это относится ко второму вопросу, который приобрел дополнительную остроту в свете советского и постсоветского опыта взаимоотношений государства и церкви, общества и религии, а также с учетом принятого недавно в нашей стране решения о введении в средней школе преподавания в альтернативном режиме основ религии и этики».

Значимость проблемы взаимосвязи религии и нравственности, религиозной и светской этики не теряет своей актуальности, а скорее приобретает все большую остроту. Каждый медицинский работник – это, прежде всего, человек со своим мировоззрением, системой ценностных ориентаций, признаваемыми и исполняемыми теми или иными моральными, социальными и прочими нормами. Современная биоэтика выявляет этико-философские проблемы медицинской деятельности, обсуждает их, но не дает, по сути однозначных ответов. Поэтому решения вопросов медицинской морали остаются в области индивидуальной, личностной духовной деятельности человека.

Текст «трактата» остается актуальным, как в связи с принадлежностью к области «вечных» этико-философских проблем, так и ситуации в современном российском здравоохранении и медицине, ролью религии в современном обществе. По условиям конкурса сочинение должно было иметь свой «девиз», который был «маркером» сочинения вместо обычных фамилий, должностей и прочих сведений об авторе.

 

"Истина великая вещь, но не меньше ее добро и любовь"
(Протоиерей, профессор И.И. Галахов)

 Проблема взаимосвязи религии и светской этики как форм духовного бытия человека

Проблема соотношения и взаимосвязи религиозной и светской морали стала в настоящее время чрезвычайно актуальной не только в связи с рядом изменений, происходящих в России в последние десятилетия во всех областях ее жизнедеятельности, но и в соответствии с логикой развития знания человечества о мире, с закономерным наступлением момента, требующего синтеза накопленного опыта во всех его рациональных и иррациональных формах научного знания, религии, философии, практики. "Сциентизм шестидесятых, представивший науку и технику гарантами светлого будущего человечества, весьма сильно утвердил в сознании образованной части общества веру в возможность разрешения духовных и нравственных проблем за счет научного прогресса. В следующем десятилетии, когда этому мировоззрению стало тесно в собственных рамках, оно, вобрав в себя многие идеи Вернадского, Рерихов и некоторых других мыслителей, стало суррогатом религиозности. Как известно, подобный суррогат не может обходиться без собственного взгляда на этику. И в качестве такого взгляда вскоре появляется эклектическая система нравственных ценностей, в целом соответствующих нормам естественной морали, но нередко снабженных элементами мистики и утопических социальных теорий.В сознании людей утвердилась идея "общечеловеческих ценностей" духовно-нравственного порядка, могущих быть основой процветания человеческого обще-ства" [1, с. 403].
Определение состояния современного российского общества как бездуховного основано, как правило, на признании факта пересмотра комплекса духовно-нравственных ценностей, признававшихся ориентирами деятельности людей на протяжении ряда десятилетий существования советского общества. Абсолютного духовного вакуума у людей, обладающих сознанием и разумом в состоянии пси-хической нормы, не существует и не может существовать в силу потребности че-ловека в понимании причинности событий его жизни, поиска смысла, ценности и целей жизни. Признание каких-либо моральных ценностей не соответствующими реальности неизбежно влечет поиск новых ценностей. Человек при этом обращается к философским концепциям и научным теориям, эзотерике и оккультизму, теософии и мистике, мировым религиям и учениям различных религиозных сект, поэтому и в России в последние два десятилетия так вырос интерес к религии, в первую очередь, христианской.
Существование светской и религиозной этики как двух независимых путей нравственного развития человечества, фактически является проявлением противоборства науки и религии, имеющего длительную историю. Попытки их сближения предпринимались неоднократно, но в сегодняшних культурно-исторических условиях при имеющемся уровне научного, философского и теологического знания становится возможным их синтез.В начале 20 в., например, протоирей И.И. Галахов писал: "...Когда борются две силы одинаково жизненные и неразрушимые и в то же время одинаково ценные и плодотворные, необходимо изыскивать все средства, чтобы сблизить борющиеся стороны, чтобы из их союза и взаимодействия создать новую форму жизни, более полную, богатую, прекрасную и разумную"[2, с. 25]. 

Мораль, выступая регулятором всех видов деятельности человека в обществе, тем самым задает специфическую "систему координат" человеческого бытия. Человек ищет рациональное этико-аксиологическое обоснование смысла своего бытия в конкретных культурно-исторических условиях, которое в то же время выходит за рамки многогранного настоящего. Он сталкивается в своем рацио-нальном поиске с множеством неразрешимых этических и философских проблем и, в конечном счете, не найдя полностью удовлетворяющего ответа, выходит в область трансцендентного.

Общепризнано, что бытие человека в мире многогранно, многопланово и протекает в двух основных сферах - ограниченном временем и пространством материальном мире и безграничном, духовном мире, что и определяет противоречивость и парадоксальность человеческой жизни. Человек изначально в своей жизнедеятельности стремится к упорядоченности на основе создания и понимания смысла своего бытия, определения духовных ценностей, которые служат ориентирами не только для его духовной, интеллектуальной деятельности, но и для всех видов деятельности материальной.
В своем поиске смысла бытия, смысла собственной жизни человек использует не только рациональный, но и внерациональные виды опыта. Он обращается не только к научному и философскому, но и к религиозному опыту человечества, различным видам вненаучного знания, в частности, эзотерике, оккультизму, мистике, и вырабатывает свое, индивидуальное понимание главных вопросов своего бытия.
Проблема определения смысла и ценности жизни человека является основополагающей для всех этических теорий и религиозных этических учений, изначально определяющих жизнь как благо и относящих все намерения и действия людей, способствующие сохранению жизни к области добра. Религия и светская мораль определяют духовно-нравственные ориентиры жизнедеятельности человека в сходных по содержанию моральных схемах, включающих в себя моральные принципы, требования и нормы, но различных в своей конечной ориентиро-ванности, в определении цели жизни человека.
Понимание жизни как бесконечности в своей духовной составляющей, воплощенное в идее бессмертия души во всех мировых религиях, определяет ценностный смысл духовно-материального бытия человека в его земной, ограниченной временем жизни и, соответственно, всех моральных норм, нацеленных на сохранение такой жизни."Религия озабочена не самим процессом биологического существования человека, а смыслом этого существования, т.е. той целью, ради которой, как предполагает религия, это биологическое существование реализуется" [3, с. 69].
Человек признает ограниченность своих возможностей и необходимость самосовершенствования, что требует от него нравственного, духовного совершенствования, которое позволит ему в наибольшей степени проявить свои возможности. Это путь не пассивного следования предписанным моральным нормам, а путь всестороннего совершенствования человека. Но раскрытие лучших потенциальных возможностей человека, преобразование мира во благо других людей и самого человека теряет в значительной степени ценность для личности, осознающей свою смертность, конечность человеческого земного бытия, свою самодостаточ-ность и одновременно ограниченность. Светская этика, определяя духовно-нравственные условия процесса самосовершенствования человека, ограничивает-ся его жизнью в обществе. Основываясь на диалектико-материалистических идеях, она дает и соответствующую трактовку феномена жизни человека как конеч-ного, ограниченного материальными, прежде всего, временными границами."...Наивысшей ценностью современной культуры является ценность индивиду-ального существования. Последнее может быть ценно как само по себе, так и по причине своей полноты, производной от состояния здоровья. Исходя из этого, ценность жизни как таковой постулируется либо в качестве общечеловеческой (то есть характерной для человека как биологического вида) ценности, либо в качестве ценности экологического сознания (претендующего на обладание системой "планетарных" норм)" [4, с. 121 - 122]. Все светские этические теории основаны на идеях, ориентирующих человека на то, чтобы сделать жизнь человека счастливой, но счастье остается категорией достаточно неопределенной, имеющей различные составляющие и их вариации.
Нравственность человека вне религии антропоцентрична. Человек, как главный активный элемент мира, в светских этических концепциях становится высшей ценностью, а власть человека - главной силой в мире. Всемогущество человека, в том числе и в области морального, духовного совершенствования оказывается во власти самого человека. Следствием такого понимания человеческого бытия в его духовно-нравственном аспекте становится появление массы парадоксальных этико-философских проблем жизни человека, затрагивающих вопросы свободы и ответственности человека, смысла и ценности человеческой жизни, права регулировать жизнедеятельность другого человека, определять сроки и качество этой жизни и другие. Показательным примером этического учения, ориентированного на благо человека и его счастье, и в то же время замкнутого на самом человеке, его бытии, является гуманистическая этика. Э. Фромм утверждал: "...Единственный крите-рий этической оценки - благополучие человека" [5, с. 322]. Он отмечает, что гу-манистическая этика формально основывается на принципе, согласно которому "только сам человек может определить критерий добродетели и греха, а не транс-цендентный ему авторитет" [5, c. 323]. Э. Фромм говорит о том, что "с гуманистической точки зрения нет ничего выше и достойнее, чем человеческое существование". В то же время он рассматривает это существование как ограниченное окружающим человека миром, с которым человек активно взаимодействует и не выходит за его пределы. Ценностные суждения человека, "подобно всем другим суждениям и даже ощущениям, коренятся в особенностях его существования и значимы лишь в контексте его существования" [Там же]. Основные положения гуманистической этики Э. Фромм сформулировал в нескольких тезисах: "Благо в гу-манистической этике - это утверждение жизни, развертывание человеком своих сил. Добродетель - это ответственность за собственное существование. Зло лишает человека сил; порок - это безответственность по отношению к самому себе" [5, с. 330].
Источник бытия человека, по Э.Фромму, - в самом человеке, поэтому и любовь, и добро являются свойствами человеческой природы и человеческого бытия. "...Любовь к ближнему - не сверхчеловеческий феномен; это нечто врож-денное человеку и излучаемое им. Любовь - не высшая сила, нисходящая на чело-века, и не возложенный на него долг; это его собственная сила, благодаря которой он роднится с миром и делает мир по-настоящему своим" [5, с. 323]. 
Э. Фромм, обращаясь к проблеме жизни, говорит, что "сама жизнь есть искусство". "В искусстве жить человек - и творец, и предмет своего искусства; он - и скульптор, и мрамор; и врач, и пациент" [5, с. 327]. Но, как известно, самолечение практически всегда сопровождается серьезными ошибками, недостаточной эффективностью лечения, а в сложных и экстремальных ситуациях становится просто невозможным. Аналогично самолечению и создание этических концепций, основанных на представлении о бытии человека в ограниченном мире и призна-нии существования человека высшей нравственной ценностью, приводит к противоречивости и ограниченности положений этих концепций, к тому, что их положения и идеи остаются в области теоретических построений, не находя практического применения в реальной жизни людей. Такие ситуации лишь подтверждают справедливость слов великого Леонардо да Винчи: "Избегай учений, результат которых умирает вместе с учившим их" [6, с. 178].
Религиозные этические учения предлагают системы моральных ценностей, принципов и норм в изначально упорядоченном Богом (Высшим идеальным началом) мире. Теоцентричность религиозной этики всегда основана на вере, по определению включающей в себя иррациональное начало. Мораль и религия уже в своих ранних формах существования в истории человечества сочетали в себе ра-циональные и иррациональные, временные и трансцендентные аспекты. Религия как система ритуалов и традиций концентрирует в себе этот внерациональный опыт, создает свою мировоззренческую систему, обращенную одновременно к разуму человека, и к его чувствам, и организует в соответствии с ней всю его жизнедеятельность. Л.Н. Митрохин отмечает: «Религиозные убеждения – не абстрактные рассуждения о строении мироздания, а «практическое» сознание, обобщающее житейский, нравственно-психологический опыт; это «внутреннее» ощущение жизни, которое невозможно без потерь выразить в строго рациональном виде» [3, с.54]. Светская мораль отражает часть иррационального бытия человека, включая в себя область нравственных чувств и переживаний, но она основывается на логических доказательствах всего нравственного поведения человека. Вера не является для светской этики механизмом нравственного поведения человека.
Нравственность, независимая от религии, противоречива и человек следует нравственным требованиям и нормам, прилагая усилия воли, руководствуясь соз-нательным выбором. Насилие над собой, подчинение своих желаний обществен-ным моральным нормам возникает вследствие определения целей и смысла жизни человека в ограниченной сфере земного бытия человека. В религиозной этике противоречия между волей и желанием, смыслом индивидуальной жизни и жизни общества снимаются путем духовного совершенствования человека, нацеленного в своем пределе на воссоздание мира в гармонии Любви и Добра, изначально за-ложенных в основу космического, трансцендентного бытия. В качестве объективных потребностей в данном случае выступают потребности познания и понима-ния всеобщих закономерностей и смысла существования мира как целостности и человека, как целостности в своем субъективном бытии, бытии в этом мире. "...Самое главное преимущество теистического мировоззрения ...заключается в том, что на высших ступенях жизни оно признает свободу, как необходимое усло-вие нравственного совершенствования" [2, с. 186]. Человек свободен в своем нравственном выборе, который он делает при решении основополагающих проблем своей жизни, и в повседневных жизненных ситуациях. Эта свобода позволяет ему сознательно, самостоятельно принимать предлагаемые религиозным уче-нием моральные нормы и целенаправленно следовать им.
Светская мораль может стать реальным, действенным регулятором жизне-деятельности человека в обществе только при условии ее одухотворенности, но, становясь одухотворенной, она становится моралью, основанной на признании существования внерациональных форм духовности - Духа, души, духовной энер-гии, выходящих за пределы земного бытия человека, т.е. становится религиозной. Таким образом, светская мораль может реальной силой, которую человек созна-тельно и по своей воле использует для управления своей жизнедеятельностью только при условии, что она станет религиозной. Эта, кажущаяся на первый взгляд, парадоксальность основана на удовлетворении высших духовных потреб-ностей человека - познании смысла бытия мира, смысла собственного бытия и их законов. Мировые религии предлагают ответы на эти вопросы, основанные на внерациональном знании, предполагающие веру человека, но выводящие его за пределы ограниченного объективной реальности. Христианская религия является единственной из всех мировых религий, утверждающей в качестве основы мира любовь, которая проявляется как любовь человека к человеку вне зависимости от его индивидуальных особенностей, любовь к миру, возникшему не по воле и не благодаря человеку, и любовь к самому Богу как высшую форму взаимосвязи че-ловека с ним.

Целостность здоровья человека и его духовно-нравственная составляющая

"Дуализм, в котором живет человек в этом мире, и есть источник неисчислимых страданий. Переживание страдания противоположно переживанию целостности. Нарушение целостности и гармонии с миром вызывает страдание" [7, с. 397]. Н.А. Бердяев, рассматривая проблему страданий человека, справедливо ус-матривает их причину в раздробленности субъективного бытия человека, дисгар-моничности, прежде всего, его духовно-нравственной сферы. Гармония внутрен-него мира человека и человека с миром признавалась целью и необходимым условием здорового, способствующего раскрытию всех потенциальных возможностей бытия человека во многих, особенно древневосточных религиозно-философских учениях. Идея целостности и гармонии широко использовалась в первых учениях о здоровье и болезни врачевателей Древней Греции и Востока.
Христианская этика, на идеях которой основывался Н.А. Бердяев, предлагает человеку моральные ориентиры, позволяющие творчески преобразовывать себя и мир с целью утверждения Любви и Добра, преодолеть собственную дуалистичность и разрешить неразрешимое противоречие между биологическим и духовным в человеке. Светская этика, обращаясь к духовному миру человека, его ин-теллекту и нравственности оставляет область желаний, переживаний, страстей научной психологии, философской антропологии, экзитенциальной философии. Христианская антропология, являющаяся основанием для христианской этики, содержит целостную многоплановую систему бытия человека во всей его полноте от чувственно-биологических потребностей и состояний до высших форм духовной и социальной деятельности человека.
Христианская этика исходит из идеи о том, что источником духовной дея-тельности человека является Бог в своей триединой сущности. Сила Святого Духа проявляется в деятельности, имеющей высшую моральную ценность, деятельности созидательной, жизнесохраняющей, способствующей ее дальнейшему разви-тию. Традиционная религиозная мораль всегда жизнеутверждающа, нацелена на творческую конструктивную деятельность человека, сохранение его жизни и здоровья. Здоровье также рассматривается как целостное состояние человека, кото-рое обеспечивается в первую очередь состоянием его духовно-нравственной сферы. На метафизическом уровне здоровье "суть Дар, Благо и Истина, не поддающиеся рефлексии и не имеющие диалектической противоположности – это качество Бытия единого, изначального и непорочного» [8, с. 706].
Вся история жизни человека может быть представлена как эволюция со-стояния здоровья человека в трех основных аспектах - физическом, социальном и духовном. При этом процесс изменений идет по сложной «многоканальной спирали»: физическое здоровье – от максимума при рождении к минимуму перед смертью, духовное здоровье (а также социальное, психическое) – это колебательный процесс в течение всей жизни от минимума к максимуму, который протекает в каждом индивидуальном случае по-своему. Духовное здоровье создается также, как и социальное, в течение жизни человека. Этот процесс начинается под влиянием внешних социокультурных факторов и идет всю жизнь, хотя и с периодами "застоев", "кризисов", "революционных переворотов" и проч.
С позиций светской этики нравственное здоровье определяется как совокупность моральных принципов, которые являются основой социальной жизни человека, в определенных социокультурных условиях. Его отличительными признаками являются, прежде всего, сознательное отношение к труду, овладение со-кровищами культуры, активное неприятие нравов и привычек, противоречащих здоровому, социально одобряемому образу жизни. Нравственное здоровье достигается и поддерживается при обязательном участии воли человека, сознательно направляемой на следование определенным моральным принципам и нормам.
Ф. Паульсен отмечает, что "отклонения, дефекты и ненормальности бывают не только в телесной жизни, но и в нравственном образовании воли и творчестве жизни: бывают индивидуумы, либо не достигающие, благодаря болезненному развитию чувственных инстинктов, совершенства собственной жизни, либо попа-дающие, благодаря патологическому развитию собственной воли, в ненормаль-ные отношения к своей исторической жизненной обстановке и оказывающие вследствие этого задерживающее или разрушительное воздействие на нее". Полное применение всех своих сил, способностей, добродетелей в совершенной жиз-ни придает человеческой жизни высшую ценность и является высшим благом. "...Только такая жизнь дает ощущение совершенного удовлетворения или сча-стья" [9].
Современная наука, по сути, возрождает идею древних о здоровье как целостной и гармоничной жизни человека, ограниченной временными рамками земной жизни человека. Здоровье понимается как синтез всех составляющих бытия человека, которые в определении ВОЗ конкретизируются как состояние полного физического, духовного (психического) и социального благополучия человека, а не только отсутствие болезней или физических дефектов.
Целостное состояние здоровья – это состояние благополучия во всех сферах жизнедеятельности человека, которая имеет свои особенности в каждой из этих сфер. Если для физического здоровья благополучием является стабильное состояние работы всех органов и систем, обеспечивающее определенный уровень работоспособности, то для психического здоровья кроме стабильности функционирования психических процессов, необходимым становится развитие и совершенствование психологических особенностей личности. Духовное здоровье главным своим показателем имеет развитие духовных потребностей и полноту реализации творческого потенциала человека в тех или иных видах деятельности.
Здоровье как целостность представляет собой открытую сложноорганизованную систему, в которой каждая подсистема (физическая, психическая, социальная, духовная сферы) является безусловно необходимой. Роль духовной сферы в целостном состоянии здоровья признается значительной всеми, но в светской этике, научной психологии и ряде философских теорий, основанных на диалектико-материалистических идеях, она признается вторичной, производной от физической сферы. Ведущие мировые религии, определяя в качестве ведущей сферы жизнедеятельности человека духовную, тем самым создают модель здоровья человека, в которой духовно-нравственная составляющая играет роль ведущего, системообразующего и интегрирующего фактора. Физическое состояние человека рассматривается в этом случае как индикатор духовно-нравственного здоровья человека. 
Здоровье индивидуально неповторимо в своем противоречивом становле-нии и является качественной характеристикой жизни человека. Оно подвержено постоянным изменениям, т.к. сама «жизнь состоит, прежде всего, именно в том, что живое существо в каждый данный момент является тем же самым и все-таки иным» [10, с. 124]. Жизнь человека может рассматриваться как динамическое неравновесное состояние колебания, перехода от большего количества здоровья к меньшему в каждой из областей жизнедеятельности человека. Это состояние взаимоперехода, колебания от одного качественного состояния к другому, опре-деляемое потребностями человека, и становится источником развития человека, в том числе в духовной сфере.
Главным диалектическим противоречием здоровья является то, что человек, находясь в состоянии здоровья, не задумывается о нем, не сохраняет его, но, по-чувствовав изменения, начинает анализировать, изменять свое поведение и деятельность. Для осознания состояния здоровья, как неотъемлемого свойства его жизни, необходимо его нарушение. Только нарушение стабильности, влекущее за собой формулирование проблемы и поиск ее решения, является источником зна-ния о здоровье и переориентации деятельности человека на его сохранение. Болезнь становится формой проявления нарушения целостного состояния человека, обеспечивающего его жизнедеятельность в конкретных социокультурных условиях. У человека болеет тело, болит душа, нарушается деятельность психики, возникает дезадаптация в социальной среде, и все эти формы нарушения жизнедеятельности человека являются одновременно признаками изменений в той или иной области целостной системы "здоровье человека", области человеческого бытия. Духовно-нравственные ценности, которыми обладает человек, определяют главные принципы поведения и деятельности человека в условиях нарушений, дестабилизации в той или иной сфере его бытия. От решения проблемы смысла и ценности жизни человека зависит его отношение ко всем остальным нравственным ценностям и нормам, ко всем видам деятельности, всем аспектам своего здоровья.
Духовный поиск в области решения нравственных проблем бытия человека длится до тех пор, пока человек не найдет удовлетворяющие его ответы, которые могут оказаться удовлетворительными только на некоторое время, и в изменившихся социокультурных условиях потребуются новые ответы. Человек идет от одной этической концепции к другой, от одной системы мировоззрения к другой, давая в большей или меньшей степени удовлетворяющие его ответы, пока не придет к пониманию смысла любви и добра, составляющих единственную основу плодотворной творческой, раскрывающей все лучшие потенциальные возможно-сти человека жизни. "...Высшим благом для человека, на которое в последнем счете направлена его воля, является совершенная человеческая жизнь, т.е. жизнь, ведущая к полному развитию и приложению всех человеческих способностей и сил, главным же образом - высших, духовно-нравственных сил разумной личности" [9, с. 298].

Синтез духовно-нравственного религиозного и светского опыта человечества в медицинской культуре

 Человечество в ходе своей эволюции выработало уникальную по своему духовно-нравственному основанию и практическому значению форму культуры - медицинскую, которая может служить примером синтеза религиозной и светской морали, как основания социокультурной деятельности человечества. Медицинская культура является самостоятельным типом мировой культуры, возникшим на ранних стадиях эволюции человеческого общества и развивающимся в ходе социокультурной эволюции человечества. Это вид культуры, в котором созданное человеком предназначено для преобразования, «окультуривания» человека в биологической составляющей его природы. Существуя в различных исторических формах, медицинская культура преобразует человека, прежде всего, в его изначальной природной сущности, и таким образом оказывает влияние на все сферы жизнедеятельности общества. Медицинская культура и лежащая в ее основе медицинская деятельность (во всех своих разновидностях) не обособлена только деятельностью, связанной с восстановлением и сохранением жизни и здоровья человека в обществе, а нацелена на сохранение жизни человечества в целом. Именно эта нацеленность медицинской культуры на сохранение жизни человечества является одновременно и ее нравственным основанием, определяя всю систему моральных принципов и норм, регулирующих деятельность людей в этой сфере.
Э.Б. Тэйлор писал: «Культура, или цивилизация, понимаемая в широком этнографическом смысле, это то сложное целое, которое включает в себя знания, верования, искусство, мораль, законы, обычаи и любые иные способности и при-вычки, приобретаемые человеком как членом общества» [11, с. 13]. Медицинская культура, понимаемая в таком широком тэйлоровском смысле, представляется динамичным, сложноорганизованным, системным образованием, возникшим и развивающимся в ходе эволюции человеческого общества. В ней присутствует реальное и символическое, субъективное и объективное, идеальное и материаль-ное, рациональное и иррациональное, знания и верования, теория и практика.
Медицинская культура – это сложноорганизованная биосоциальная система, включающая в себя ряд подсистем и структурных элементов. Медицинская культура как система включает в себя такие компоненты, как этико-аксиологический, гносеологический, эстетический, религиозный, философско-антропологический, социальный, экономический и материально-технологический. Они образуют такие формы медицинской культуры, как телесная (здоровое тело, больное тело, инвалид), материальная (медицинская техника и инструментарий), духовная (этические ценности и нормы, философские идеи и научные знания, ме-дицинские методы и технологии диагностики и лечения), социальная, включаю-щую институты оказания медицинской и медико-социальной помощи, традиции, обычаи, ритуалы. Каждый из элементов медицинской культуры может рассматриваться как относительно самостоятельная социокультурная система, возникшая как продукт целостной медицинской деятельности, в то же время тесно взаимо-связанный с другими ее элементами.
Сущность медицинской культуры находится в философско-антропологической плоскости мировой духовной культуры. Опираясь, как на основополагающие, на философско-антропологические и этико-аксиологические идеи мировой философии и религии, синтезируя их с достижениями различных наук, медицинская культура вырабатывает подходы, методы и средства воздействия на человека с целью сохранения и улучшения качества его здоровья, излечения от болезней, продления жизни. Это своеобразие медицинской культуры, син-тезирующей многое и порождающей нечто особое, специфическое только для нее, проявляется в виде противоречий и парадоксов, в том числе и в духовной, этико-аксиологической области. "...Здесь каждая единичная форма деятельности чревата метафизической противоположностью: созидание – разрушением, познание – невежеством, свободная деятельность – сковывающей нормой, стремление дать добро оборачи-вается злом" [12, с. 61].
Каждый человек является носителем медицинской культуры общества как представитель профессионального медицинского сообщества - профессиональной медицинской культуры или как представитель других социальных групп - личной медицинской культуры. Профессиональная медицинская культура является элементом общей медицинской культуры общества.
Главными элементами медицинской культуры как системы является человек - человек болеющий (homo morbosus) и человек врачующий (homo мedicus). Деятельность субъекта медицинской культуры - человека врачующего (homo мedicus), от которой зависит не только "качественное состояние" объекта - состояние здоровья человека болеющего (homo morbosus), но и само существование, жизнь этого объекта деятельности, определяется фактически в равной степени на-личием у него профессиональных знаний, умений и наличием системы нравственных качеств и убеждений, определенного уровня духовного развития. Профессиональная медицинская культура синтезирует в себе медицинские знания, теоретические воззрения, медицинские технологии и практики. Каждый медицинский работник обладает своей, индивидуальной медицинской культурой, в которой представлена и общая профессиональная медицинская культура, и его личный профессиональный и жизненный опыт. Таким образом, в индивидуальной профессиональной медицинской культуре в той или иной степени присутствуют и общепрофессиональные этические представления об ответственности, долге, милосердии и других моральных качествах медика, и свое понимание этих этических категорий, и свой жизненный опыт об их необходимости и особенностях применения в реальной жизни.
Медицинская культура на уровне индивидуального сознания, уровне индивидуального бытия человека существует в форме медицинской культуры личности. Медицинская культура личности - понятие, которое в настоящее время используется для обозначения совокупности знаний и медицинских практик, которые индивид использует для сохранения и изменения состояния здоровья во всех его аспектах, как у себя, так и у людей, составляющих его ближайшее окружение. Знания и представления о содержании и назначении медицинской этики в различной форме и объеме имеются не только у медицинских работников, но и у всех остальных граждан. В своей совокупности они составляют часть медицинской культуры личности, сформировавшейся под влиянием конкретных социальных, национальных, религиозных, профессиональных условий, в которых протекает жизнедеятельность человека.
Религиозный компонент медицинской культуры отличается ярко выраженной статичностью. Во всех исторических формах традиционной медицинской культуры, основанных на религиозных учениях, здоровье, болезнь, рождение, смерть, успешность лечения болезней, рассматриваются как проявление воли богов или одного Бога, наказывающих человека за грехи. Например, достижения и особенности медицинской культуры древних иудеев в значительной степени отражены в книгах Ветхого Завета. Поскольку болезни посылались Богом как кара за грехи, то и исцелять их мог только Господь («Я, Иегова, твой врач!»). «Блажен человек, которого вразумляет Бог, и потому наказания Вседержателева не отвергай, ибо Он причиняет раны и Сам обвязывает их; Он поражает, и его же руки врачуют» (Иов. 5: 17,18). В книгах Ветхого Завета содержится первая религиозная концепция медицинской деятельности, включающая в себя и моральные требования в личности и деятельности врачевателя-жреца, ориентированная на бытие человека в мире, возникшем и существующим по воле одного, единого Бога.
На протяжении многих столетий развития духовной деятельности человека различные формы религии оказывали свое влияние на формирование взглядов людей в области медицинских проблем.
В современной медицинской культуре наблюдается синкретизм представлений об источниках болезней и других физических, психических и духовных состояниях человека - признание роли Бога при наличии религиозного мировоззрения, роли судьбы, роли генетических и прочих материальных факторов при других мировоззренческих основаниях.
Вера является главным компонентом каждой религии, и именно на ней основываются все медицинские практики, использующиеся в традиционных религиозных формах медицинской культуры, основанных на идеях религиозных или философских учений. П. Тиллих выделяет два типа веры: онтологический тип, когда в конкретной части реальности вера усматривает предельное основание и смысл этой реальности (все в мире является носителем святого), и нравственный тип веры, для которого характерна идея закона, ибо именно Бог дал закон, как дар и как приказание [13, с. 170 - 178]. В медицинской культуре нравственный тип веры проявляется в принятии идеи о том, что медицинские работники, прежде всего врачи, безоговорочно принимают и соблюдают нормы и требования профессиональной медицинской морали. Онтологический тип веры, свойственный, главным образом, человеку болеющему, проявляется в вере в успех лечения, выздоровление, вера (доверие) врачу и другим медицинским работникам, принимающим участие в диагностике и лечении заболевания. Наличие такой веры является проявлением сакральности врачевания как вида деятельности человека, предполагающего наличие определенных качеств личности, признание и следование системе профессионально значимых моральных принципов и норм.
Сакральность является отличительной чертой медицинской культуры. С глубокой древности врачеватель считался человеком, обладающим особым знанием, позволяющим ему продлевать жизнь человеку, избавлять его от близкой смерти. Тайна жизни и смерти человека, которой (хотя бы в определенной степени) владел врачеватель, делала его в представлении людей человеком, приближенным к богам. Это положение между богом и людьми предопределило и наличие систе-мы моральных и правовых требований к врачевателю, придало особую значи-мость этической составляющей медицинской культуры.
Появление светских форм медицинской деятельности привело к формированию новых моральных норм и требований, в которых проявился дифференци-рованный подход общества к деятельности светских врачевателей, основывающихся в своей практике преимущественно на практическом опыте и первых мате-риалистических идеях, и врачевателей-жрецов, аппелирующих в своей деятельно-сти к сверхъестественным силам. Этот процесс, зародившись в древней Ассирии, в ходе эволюции медицинской культуры становился все более явным и порождал на каждом этапе ее развития определенные противоречия и парадоксы.
Светсткая и храмовая медицина древнего Вавилона, архиатры и врачеватели асклепийонов, врачеватели-монахи и светские частнопрактикующие врачи Средневековья – это представители двух направлений развития медицинской культуры, противоречивых по своим исходным теоретическим предпосылкам, методам врачевания, но общих по своим этико-аксиологическим составляющим (милосердие, сострадание, не причинение вреда). Светская и религиозная медицинская культура развивались в ходе культурно-исторической эволюции человечества в тесной взаимосвязи, имея в своей основе единую, нацеленную на сохранение жизни и здоровья человека, мораль. Несмотря на постепенное отделение медицинской деятельности от религии и развития светских форм врачевания, элемент сакральности сохраняется в силу обладания врачом знаний и умений, которые могут сохранить жизнь и здоровье человека.
В современной медицинской культуре сакральность проявляется в различных формах. В частности, в традиции давать Клятву врача при вступлении в сообщество врачей. Возникшая в глубокой древности традиция клятвоприношения при вступлении в сообщество жрецов-врачевателей храмов бога Асклепия, стала неотъемлемым элементом духовной составляющей медицинской культуры.
Религиозное мировоззрение оказывало различное влияние на развитие медицинской культуры в ходе культурно-исторической эволюции человечества. С первых веков распространения христианской религии ее этические идеи стали мощным фактором, формирующим этико-аксиологическую составляющую западноевропейской медицинской культуры. Христианская религия выработала огром-ный по объему и значимости для мировой медицинской культуры пласт знаний и представлений о телесной и духовной жизни и смерти человека, методах исцеления души и тела, строении и предназначении тела и его составляющих в жизни и посмертном существовании человека, ее моральные установления стали основой для новых форм оказания медицинской помощи.
Исцеление больных рассматривалось в раннехристианскую эпоху как первейший долг Церкви. Обращаясь к первым христианам, апостол Иаков говорит: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне и молитва веры исцелит болящего, и вос-ставит его Господь» (Иак. 5:14,16). Милосердное, сострадательное отношение к больным и немощным, благотворительное оказание им помощи, были провозглашены христианством моральным долгом человека и стали нравственной основой для организации монастырских больниц. Для монастырских врачевателей аксио-матической моральной и правовой нормой были слова из Евангелия: «Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; да-ром получили, даром давайте» (Евг. От Матфея, 10:8). Монахи-врачеватели оказывали помощь больным людям в восстановлении не только телесного, но и духовного здоровья, придавая последнему решающее значение в соответствии с христианской концепцией здоровья и болезней человека. "Совмещая медицинские знания с религиозными убеждениями, эти люди оказывали больным услуги и лечение, поддерживая их в духовном смысле (приводя в пример Иова как образец терпения), подготавливая их к смерти и прося в своих молитвах о даровании здоровья и успехов лицам, оказывающим покровительство этим заведениям" [14, с. 309 - 310].
Христианское вероучение, развиваясь и распространяясь на Руси, внесло новые идеи в понимание болезни как формы земного человеческого бытия. Болезнь в христианстве в большинстве случаев понималась как наказание человека за совершенные им грехи или как результат «вселения» в него бесов. Для праведников болезнь становится испытанием, посылаемым Богом для того, чтобы человек утвердился в своей вере, прошел этап дальнейшего духовного совершенствования. Исцеление от болезни - это процесс духовного оздоровления человека, его покаяния в совершенных грехах, получение духовного «прощения». Такое понимание болезни предопределило и направление развития медицинской помощи на Руси на длительный исторический период.
Влияние религии на развитие медицинской науки и культуры всегда было значительным, и более того, проявилось в формировании самостоятельного вида религиозной медицинской культуры, существовавшей в разнообразных, свойственных конкретным странам и историческим эпохам формах (жреческой, христианской, мусульманской, иудейской и т.д.). Как система верований и культовых обрядов и ритуалов, религия была активным элементом медицинской культуры, одновременно проявляясь в системе специфических методов лечения и предупреждения болезней и создавая ее этико-аксиологическую основу.
Этико-аксиологический компонент духовной медицинской культуры включает в себя систему принципов, безусловно признаваемых как в светской этике, так и в религиозных этических учениях. Прежде всего – это: «Жизнь человека – высшая ценность», «Сохранение жизни человеку – высшее благо». Понятия «гуманность», «альтруизм», «милосердие», «человеколюбие» являются основополагающими для медицинской морали. Профессиональная медицинская этика, медицинская деонтология и биоэтика стали формами эволюции этико-аксиологической составляющей медицинской культуры, неизменно включавшими в себя идеи религиозных этических учений.

Медицинская этика как синтез религии и светской этики

Медицинская этика, как наука, изучающая профессиональную специфику морали медицинской деятельности и медицинских работников, является одной из форм этического знания, рассматривающего всю совокупность моральных факто-ров, которыми руководствуются медицинские работники во всех сферах своей профессиональной деятельности. Целью медицинской этики является поддержание социально одобряемых содержания и сущности профессиональной деятельности медицинских работников. Она нацелена на выработку таких этических принципов и норм, которые позволили бы осуществлять гармоничное воздействие на человека с целью его физического, духовного и социального совершенствования. К принципиальным особенностям профессиональной медицинской морали относится ее универсальный, всеобщий характер. Это связано с сущностью медицинской деятельности, которая остается неизменной в различных социокультурных, национальных и других условиях – оказание лечебной и профилактической помощи людям для сохранения их жизни и здоровья.
Уникальным явлением в истории мировой медицинской культуры стала система этико-аксиологических взглядов древнегреческих врачевателей, вошедшая в историю как традиционная медицинская этика, основы которой были заложены Гиппократом и другими врачами ведущих медицинских школ Древней Греции. Она соединила в себе моральные ценности, принципы и нормы религиозно-мифологического сознания древних греков с моральными требованиями, выработанными на основе эмпирического опыта врачевателей. Любовь и сострадание к человеку, признание ценности человеческой жизни стали основанием для главных моральных принципов и норм деятельности врачевателей предшествующих со-временности веков и вошедших в Клятву Гиппократа, Проповедь Чараки, Молитву врача Маймонида и др.
Древнегреческая медицина в ходе своего развития переняла многие морально-этические достижения египетской, месопотамской и персидской практической медицины. Основные принципы и нормы медицинской этики древней Индии и Китая, Персии и Вавилона сходны с этическими нормами, определенными Гиппократом. Пять основных сочинений Гиппократа («Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприятном поведении» и «Наставления»), составляющие сборник «Корпус Гиппократа», содержат представления о должном обучении и моральном воспитании врачевателей, а также требования, которые предъявляет ему общество.
Труд врача определялся нравственным долженствованием, которое побуждало действовать в рамках жестких моральных норм врачевания, вытекающих из философии человеческого бытия. Врач должен был видеть в больном высшую социальную ценность. Гиппократ справедливо отмечал непосредственную зависимость между человеколюбием и результативностью профессиональной деятельности врач. 
Древнегреческий врачеватель, давая Клятву, брал на себя моральные обязательства перед людьми - своими коллегами, учителями, пациентами. Подтверждением силы этих обязательств служило обращение к именам богов: "Клянусь Апполоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели..." [15, с. 10]. Аполлон и Асклепий, покровительствующие врачам, богиня здоровья Гигиея и всеисцеляющая богиня Панакея объединили три составляющие медицины - врача, феномен здоровья и средства, восстанавливающие здоровье. Этические требования, сформулированные Гиппократом, получили дальнейшее развитие в работах римских врачей Асклепиада, Цельса, Галена и др. В наиболее яркой форме взаимосвязь божественного и светского проявилась в обещании, которое врач дает самому Богу, написанном средневековым врачом Маймонидом. Врач обращается к Богу и просит дать ему любви к своей деятельности, понимаемой как искусство и человеколюбия: "Всевышний! Пускай душа моя воспламенится любовью к искусству и к Твоим созданиям" [16]. Таким образом, в ритуале принятия Клятвы Гиппократа и всех ее разновидностей (Присяга, Обещание и т.д.) и самом содержании приносимого обещания отражена взаимосвязь и обусловленность медицинской деятельности моральными требованиями, выработанными в религиозных этических учениях.
Этика древнегреческих врачевателей также содержала в себе требования к личности врача, которые включали не только наличие профессиональных знаний и умений, но и определенные требования к его моральному и физическому облику. Перечень требований к нравственному облику врачевателя, его поведению в обществе содержался в проповеди, которую по окончании обучения в медицинской школе учитель произносил перед своими учениками. Ее текст приводится в медицинском трактате «Чарака самхита», написанном выдающимся древнеиндийским врачом Чаракой. Врачебная этика Индии начала новой эры требовала от целителя аккуратности, скромности, огромного терпения, сохранения в тайне сведений, касающихся здоровья больного и всего, чему врач оказывается свидетелем, входя в дом больного. Таким образом, в медицине проявилась идея об уважении к личности человека, не причинении ему вреда ни словом, ни делом, которая со-держалась во многих учениях древнеиндийских философов и этики древнегреческих врачевателей.
В последующие столетия медицинская этика обогащалась новыми идеями великих врачей, являвшихся одновременно и учеными, философами, теологами, которые раскрывали новые смыслы таких фундаментальных моральных категорий, как добро и любовь, ценность жизни человека, моральный долг и другие. 
В эпоху Возрождения в медицинскую этику входит новый моральный прин-цип, сформулированный великим Парацельсом, - активное творение добра в про-цессе врачевания. Идея необходимости активной деятельности, направленной на создание блага, явилась следствием всей его религиозно-философской концепции о взаимосвязи нравственного состояния человечества и каждого отдельного взятого человека с состоянием Космоса. Врачевание в понимании Парацельса — это организованное осуществление добра, которое по своей сути имеет Божественное происхождение. Парацельс учил: «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководствоваться Богом и освещать¬ся естественным светом и опытностью; важ-ней¬шая основа лекарства — любовь» [17, с. 86 - 87].
В концепции «благоговения перед жизнью» Альберта Швейцера была в максимальной степени развита и обоснована идея о жизни как высшей, абсолютной ценности бытия. А. Швейцер понимал мораль как благоговение перед жизнью во всех ее формах и привнес идею безусловной ценности всякой жизни и в меди-цинскую этику, и в медицинскую практику. А. Швейцер писал: «Фундаментальный принцип морали – это уважение к жизни. Добро – это знать жалость, помогать другим сохранять свою жизнь и оберегать их от состраданий. Зло – это не проявлять сострадание, не сочувствовать всем тварям, причинять им боль и вызывать их смерть» [18].
Это этика Любви к Жизни в ее высшем проявлении – благоговении. «Этика благоговения перед жизнью – это этика Любви, расширенной до всемирных пределов» [19, с. 340]. А. Швейцер утверждал, что первичной, исходной мыслью человека является мысль о жизни, а воля к жизни является элементарным, непосредственным, постоянно пребывающим фактом. Он считал, что высшим проявлением воли к жизни на основе благоговения перед ней является посвящение собственной жизни облегчению чужих страданий. «Добро – то, что служит сохране-нию и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей» [20, с. 218].
Этика Швейцера не содержит системы норм, она предлагает и предписывает единственное правило - благоговейное отношение к жизни всюду и всегда, когда индивид встречается с другими проявлениями воли к жизни [21, с.219]. Швейцер считал, что проявлением благоговения перед жизнью должно быть деятельное милосердие и сострадание. По его мнению, служение людям имеет деятельный характер и выражается в совершенно очевидных, однозначных в своей гуманности действиях. Он считал, что оказание медицинской помощи больному, спасение ему жизни – это однозначное, лишенное двусмысленности добро. Идеи А. Швейцера приобретают все большее значение при попытках выработать наиболее гуманные решения биоэтических проблем.
Нравственные требования и нормы, предъявляемые к медицинской деятельности, очень статичны, мало подвержены изменениям в ходе эволюции медицинской культуры. Только в 20 - начале 21 веков начался интенсивный процесс их трансформации в новые, более приемлемые для создавшихся социокультурных условий формы. Однако, моральные ценности, составляющие сущность этической сферы медицинской культуры, остаются неизменными, а христианские идеи милосердия и любви к ближнему продолжают оставаться основополагающими моральными принципами для медицины.
На протяжении двух с половиной тысячелетий профессиональная медицинская этика была этикой врача. В 20 веке в связи с развитием системы оказания медицинской помощи населению формируется этика сестринского и фармацевтического дела, имеющие те же духовно-нравственные основания, что и традиционная врачебная этика, но дополненные современными биоэтическими принципами и понятиями. В настоящее время профессиональная медицинская этика существу-ет в форме биомедицинской этики как системы этического знания, регулирующей деятельность человека в области биомедицины. Этические проблемы, исследуемые в рамках биомедицинской этики отражают характер социокультурных, социально-политических и экономических изменений, происходящих в обществе, уровень научного и философского знания на современном этапе исторического развития общества. Биоэтика как область междисциплинарных исследований изучает моральные проблемы, принципы и нормы в области современной биомедицины и системы практического здравоохранения. Это проблемы в сфере отношений между людьми, которые возникают в системе оказания медицинской помощи с использованием биомедицинских технологий, в области научных исследований современных проблем биомедицины, а также в системе взаимосвязей медицины с обществом в целом.
Биомедицинская этика нацелена на то, чтобы способствовать выявлению различных позиций по сложнейшим моральным проблемам, которые порождает прогресс биомедицинской науки и практики и находить компромиссные решения. Можно ли клонировать человека? Допустимы ли попытки создания генетически-ми методами новой «породы» людей, которые будут обладать высокими физическими и интеллектуальными качествами? Нужно ли спрашивать разрешения у родственников умершего при заборе его органов для пересадки другим людям? Нужно ли говорить пациенту правду о неизлечимом заболевании? Является ли эвтаназия преступлением или актом милосердия? Биоэтика призвана способствовать поиску морально обоснованных и социально приемлемых решений этих и подобных им вопросов, которые встают перед человечеством.
Исследования в области биоэтики все явственнее обнаруживают противоречие между биологическими основаниями жизни человека и морально допустимыми действиями человека по вмешательству в естественные процессы жизни. В современных условиях этические проблемы становятся формой противоречий между природно-биологическим и культурным, имеющим столь острый характер, что сами эти проблемы выходят на уровень глобальных проблем человечества.
Основополагающей проблемой биоэтики является переосмысление отношения к жизни и смерти в современном мире, при условии, что жизнь рассматривается как высшая ценность. Эта трактовка продолжает русскую традицию «этики жизни», один из главных постулатов которой – борьба со смертью во имя утверждения жизни, - основан на ценностном отношении ко всей биосфере. Размышляя о ценности своей жизни, человек не должен забывать, что он является одним из многих биологических видов, «гражданином биосферы».
Биоэтические проблемы в настоящее время не имеют однозначных решений, по каждой из них всегда существует минимум две точки зрения, сторонних которых придерживаются либо принципов традиционной медицинской этики, имеющих религиозную основу, либо современных принципов либеральной морали, основанной на традициях светской этики. Своеобразная непримиримость таких этических позиций свидетельствует об особой актуальности проблемы взаимосвязи религиозной и светской этики для медицинской культуры современного общества.
Человеколюбие и милосердие, признание жизни человека высшей ценностью и утверждение принципа уважения личности каждого человека являются моральными основаниями медицинской культуры человечества, вобравшей в себя многовековой опыт религиозных этических учений и рациональный опыт этико-философского знания. Медицинская культура является примером культурно-исторической деятельности человека, нацеленной на сохранение жизни человечества и созидание новых форм жизнедеятельности человека в соответствии с высшими идеалами Любви и Добра, и имеющей в своем основании интегрированную форму морали, вобравшую в себя светский и религиозный нравственный опыт человечества. Современное биоэтическое знание стало в настоящее время областью переосмысления этого опыта на новом этапе исторического развития человечества, областью рождения качественно нового интегрального этического знания.

 ______________________________________

Литература

  1. Протоирей Всеволод Чаплин. Нравственность в церкви и вне ее: православный взгляд в условиях меняющегося общества / Православное учение о человеке. Избранные статьи. - Москва - Клин: Синодальная Богословская Комиссия; Издательство "Христианская жизнь", 2004, с. 403.
  2. Галахов И.И., профессор, протоиерей. Религиоведение. Богословско-философское исследование. - М.: Издательство "Фонд ИВ" - 2008, с. 25.
  3. Религиоведение: Учебное пособие. / Научный редактор д.ф.н. проф. А.В. Солдатов. – СПб.: Издательство «Лань», 2003, с. 69.
  4. Трунев С.И. Жизнь как ценность: проблемы и противоречия // Философия и общество. 2008. №4(52), с. 121- 122.
  5. Фромм Э. Человек для себя / Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя: Пер. с англ. / Э. Фромм. - М.: ООО "Издательство АСТ", 2004. С. 322.
  6. Леонардо да Винчи. Записные книжки. - М.: Эксмо, 2006, с. 178.
  7. Н.А. Бердяев. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого. / Бердяев Н.А. Диалектика божественного и человеческого / Н.А. Бердяев; Сост. и вступ. ст. В.Н. Калюжного. - М.: ООО "Издательство АСТ"; Харьков: "Фолио", 2003. С. 397.
  8. Азаматов Д.М., Девяткина Р.И. Здоровье как константа внутреннего мира человека. / Филос. Конгресс, т.4. С. 706.
  9. Паульсен Ф. Этика / Философия в систематическом изложении. М.: Издательский дом "Территория будущего", 2006.
  10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20. С. 124.
  11. Тэйлор Э.Б. Первобытная культура // История мировой культуры. Курс лекций. М., 1998. С. 13.
  12. Жданов Ю.А. Проблемы теории и истории культуры / Жданов Ю.А. Проблемы теории и истории культуры. Жданов Ю.А., Давидович В.Е. Сущность культуры. Изд. 2-е, перераб./Отв. ред. Ю.Г. Волков. - Ростов н/Д: Наука-пресс, 2005, с. 61.
  13. Тиллих П. Избранное. Теология культуры. М., 1995. С.170 – 178.
  14. Поло де Болье М.-А. Средневековая Франция/ Мари-Анн Поло де Болье. - М.: Вече, 2006, с.309-310.
  15. Гиппократ. Клятва. Закон о враче. Наставления / Пер. с греч. В.И. Руднева. – Мн.: Современный литератор, 1998, с. 10.
  16. Заблоцкая К., Маловичко Л. "Молитва врача" Моисея Маймонида в свете его религиозно-философского учения [электронный ресурс] URL: http://medicine-in.dsmu.edu.ua/html.php?book=book2&text=medmolitv&num=5&page=1.  
  17. Корженьянц Б. Парацельс // Мир огненный. – 1994. - №5. с. 86-87.
  18. Швейцер А. Телеграмма (1953) // Человек, 2000, №1
  19. Швейцер А. Благоговение перед жизнью как основа этики миро- и жизнеутверждения. / Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности: Пер. с англ. И франц. / Сост. Л.И. Василенко и В.Е. Ермолаевой; вводн. Ст. Ю.А. Шрейдера. – М.: Прогресс, 1990., с. 340
  20. Швейцер А. Культура и этика / Швейцер А. Благоговение перед жизнью. – М.: Прогресс, 1992, с. 218.
  21. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. - М.: Гардарики, 1998. с. 219

artsasha      Ростов-на-Дону

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика